КвазагОткрытие звездоподобных источников радиоизлуче­ния, отождествляемых с оптическими объектами малых угловых размеров и имеющих избыточное ультрафиоле­товое излучение и сильное красное смещение в спектрах, вызвало законный вопрос — не существуют ли во Все­ленной аналогичные объекты без сильного радиоизлуче­ния! Ведь, например, наряду с радиогалактиками име­ются гораздо более многочисленные нормальные га­лактики, во всех отношениях очень схожие с радиога­лактиками и отличающиеся только одним — очень слабым потоком радиоизлучения.

Разрешил этот вопрос Сендидж. Исследуя очень слабые бело-голубые звезды в высоких галактических широтах, т. е. в направлениях, где поглощение света, ослабляющее фиолетовую и ультрафиолетовую области спектра далеких объектов, мало, Сендидж выяснил, что многие из них, как и квазары, обнаруживают избыток излучения в ультрафиолетовой части спектра. Это вызвало подозрение, не ошибались ли и в этом случае наблюдатели, считая звездами то, что только похоже на звезды. В области расположения изученных Сендиджем звездочек источников радиоизлучения нет, поэтому предположить, что это квазары, нельзя, но, может быть, это все-таки
и не звезды?

Отобрав шесть «подозрительных» объектов, Сендидж и Шмидт при помощи 5-метрового телескопа получили их спектры. В одном случае подозрения оказались напрасными — перед ними был спектр звезды. Еще в двух случаях спектры оказались непрерывными, без линий, и потому измерить лучевую скорость объектов не уда­лось. В трех- же случаях подозрения оправдались. В спектрах этих объектов, как и в спектрах квазаров, имелись размытые эмиссионные линии, отождествление которых показало, что один объект имеет смещение спектра Δλ/λ, равное 1,241, второй 0,0877 и третий 0,1307. Это свидетельствует о больших лучевых скоростях? о том, что это не звезды, а внегалактические   объекты.

Если по лучевым скоростям определить расстояния, а за­тем по расстояниям и видимым звездным величинам оп­ределить светимости, то последние, как и у квазаров, Сказываются во много раз большими, чем у сверхгигантских галактик. Размеры же этих объектов, как и у ква­заров, сравнительно невелики. Однако у них нет замет­ного потока радиоизлучения. Поэтому новый класс объ­ектов получил название «квазагов» («quasag» — от quasi-stellar galaxy    звездоподобная галактика).

Звездоподобная галактикаВ 1967 г. Сендидж исследовал 69 очень слабых голу­бых объектов, расположенных в небольшой части неба, и пришел к выводу, что 48 из них — звезды белые кар­лики и субкарлики. Остальные 21 объект — квазаги.

Сендидж отмечает, что число звездоподобных галак­тик, по-видимому, в сотни раз превосходит число звездо­подобных радиоисточников излучения. Общее число квазагов ярче 20-й видимой звездной величины по всему небу он оценивает в 100 000.

Можно предположить, что квазар — это сравнитель­но непродолжительное, сопровождающееся радиоизлуче­нием состояние, через которое происходит каждый квазаг. Впрочем, настаивать на тесной связи квазаров и квазагов нельзя.

Есть еще один тип объектов, имеющий сходные с квазагами черты. Это так называемые компактные га­лактики. Их уже много лет изучает Цвикки. Для компактных галактик характерны малые размеры, такие, какие бывают у карликовых галактик, но светимости у них немалые, соответствующие галактикам, средним по светимости и даже гигантским. Это должно означать, что у компактных галактик значительно более высокие по­верхностные яркости, чем у обычных галактик.

Исследовав около ста компактных галактик, Цвикки пришёл к выводу, что их поверхностные яркости в сред­нем в 100—1000 раз превосходят поверхностные яркости обычных галактик.

У квзагов и квазаров поверхностные яркости тоже намного больше, чем у обычных галактик. Неожиданные, непредвиденные открытия большого значения, которые сделала и продолжает делать астроно­мия в последние годы, заставляют задуматься над оцен­кой имеющихся теорий происхождения звезд и галактик. Нужно признать, что достижения в области теории еще скромны. Иначе. не было бы столь непредвиденных от­крытий, и можно было бы предсказывать явления, а за­тем их находить. Происходит же обратное: новые наблю­даемые явления ставят перед теоретиками сложные и непредвиденные задачи. По-видимому, кардинальные проблемы космогонии — проблемы происхождения звезд и галактик — не могут сегодня получить уверенного ре­шения. Они получат решение лишь после того, как будут подробно исследованы новые недавно открытые классы объектов и другие значительные явления космоса, к открытию которых астрономия, быть может, уже при­близилась.
 

Т.А.Агекян «Звезды, Галактики, Метагалактики» 1981 год. Издание третье, переработаное и дополненое

Приглашаем Вас обсудить данную публикацию на нашем форуме о космосе.