Все говорит о том, что живое веще­ство закономерно образуется в процессе круговорота не­органической материи… Это в свою очередь дает осно­вания считать, что жизнь представляет собой достаточно распространенное явление во Вселенной. Более того, есть основания предполагать, что в самом движении материи, в самих ее свойствах «заложены» определенные условия, которые приводят к возникновению жизни.

Еще в середине прошлого столетия известный немец­кий физик Р. Клаузнус сформулировал так называемое второе начало термодинамики, согласно которому теп­лота может переходить сама собой лишь от более теп­лого тела к более холодному, и это продолжается до тех пор, пока температуры обоих тел не сравняются. Подоб­ный процесс выравнивания температур между телами, нагретыми в различной степени, мы встречаем па каж­дом шагу в нашей повседневной жизни.

Представим себе, что все реки Земли сливаются в одни океан и что попавшая в него вода уже не возвра­щается.

Когда вода в реках стекает с более высокого уров­ня на уровень океана, в ней содержится некоторый за­пас энергии, который можно превратить в работу, скажем, заставив воду вращать турбины гидроэлектро­станций. Но та вода, которая попала в океан, в этом смысле уже не представляет никакой ценности. Ведь для того чтобы заставить эту воду работать, пришлось бы сливать ее на еще более низкий уровень.

Точно так же, в результате тепловых взаимодействий и некоторая часть теплоты обесценивается, теряет спо­собность совершать работу. Эту необратимую, так ска­зать, «потерянную» энергию Клаузнус предложил назы­вать греческим словом «энтропия», что означает «за­мкнутая в себе», неиспользованная. В любой замкнутой, изолированной  физической  системе все виды энергии  должны постепенно «стечь» в «тепловой океан», а теп­лота равномерно распределиться между всеми телами. Как только это произойдет, наступит «тепловая смерть» пашей системы — какие бы то пи было процессы в ней полностью прекратятся.

Этот закон, справедливый для любых замкнутых фи­зических систем, Клаузиус распространил на всю Все­ленную.

— Энтропия Вселенной стремится к некоторому мак­симуму,— утверждал он. — А когда это состояние ока­жется достигнутым, наступит «тепловая смерть» мира.

Мы не будем сейчас подробно останавливаться па проблеме «тепловой смерти» Вселенной. Советские уче­ные дали достаточно развернутую и обоснованную кри­тику этой идеалистической гипотезы.

В данный момент нас будет в первую очередь инте­ресовать то обстоятельство, что движение материи неиз­бежно связано с рассеянием энергии и ростом энтропии, ведущим к прекращению этого движения. Но поскольку, с одной стороны, это явление происходит повсеместно, а с другой, «сохранение движения» является неотъемле­мым свойством материи, формой ее существования, то можно предположить, что движение материн должно со­держать в себе и какие-то противоположные тенденции, обладающие достаточно всеобщим характером.

С точки зрения «статистической физики» переход от состояний с меньшей энтропией к состояниям с большей энтропией — это переход от состояния с меньшей вероят­ностью к состояниям с большей вероятностью. «Тепло­вая смерть» — это состояние с максимальной энтропией, состояние полного равновесия. Такое состояние отли­чается от всех других возможных состояний наибольшей вероятностью.

Таким образом, интересующий нас вопрос сводится к следующему: возможны ли в природе переходы от бо­лее вероятных состояний к менее вероятным, и если да, то при каких условиях они происходят?

Оказывается, переходы, о которых идет речь, вообще говоря, совершаются и в неорганическом мире. Но среди всех известных нам природных процессов чаще всего к созданию маловероятных состояний приводит деятель­ность живых существ. Более того, в большинстве случаев взаимодействия живых организмов с окружающим миром приводят именно к таким состояниям, чрезвычайно маловероятным с точки зрения чисто неорганических процессов.

В качестве наглядного примера можно привести хотя бы образование залежей каменного угля, исходным ма­териалом для которого послужила древняя раститель­ность. То же самое можно сказать и о формировании земной атмосферы. Ведь было время, когда в воздушной оболочке Земли совершенно отсутствовал свободный кис­лород. Он выделен в атмосферу живыми организмами: бактериями, водорослями, растительностью.

В еще большей степени все сказанное относится к ра­зумной деятельности человека. Здания, машины, станки, приборы, ракеты… — все, что создается руками людей. Могли ли эти продукты деятельности человеческого ра­зума и труда людей возникнуть сами собой, в ходе есте­ственных процессов, в результате случайного соединения различных молекул и атомов? Ясно, что вероятность по­добных событий практически равна нулю. Человек же сознательно создает подобные состояния. Тем самым деятельность разумных существ представляет собой про­цесс, диаметрально противоположный тому естественно­му ходу развития событий, при котором физическая си­стема стремится к наиболее вероятному состоянию, т. е. к состоянию полного равновесия.

В какой-то степени способность к созданию малове­роятных состояний можно считать одним из основных признаков, отличающих живое от неживого, своеобраз­ным определением живого организма.

От чего же зависят масштабы антиэнтропийной дея­тельности разумных существ? Они непосредственно свя­заны с величиной так называемой «информации». Если энтропию можно с полным правом считать мерой хаоса и разрушения, то информация — мера организованности и упорядоченности процессов. Рост информации активи­зирует сознательную деятельность человеческого обще­ства, делает ее более эффективной и тем самым ведет к уменьшению энтропии.

Разумеется, нельзя забывать о том, что любое умень­шение энтропии в некоторой области может быть до­стигнуто лишь за счет ее возрастания в более широ­кой области, включающей первую. Но это уже дру­гой вопрос.

Таким образом, деятельность живых организмов и в первую очередь разумных существ является по крайней мере, одним из тех видов движения материи, которые противостоят рассеянию энергии и росту энтропии. Сама материя содержит в себе способность порождать такие формы движения, которые предотвращают ее вырож­дение.

Это важное обстоятельство дает нам право рассмат­ривать явления жизни не просто как один из возможных видов существования материи, возникающей при случай­ном благоприятном стечении обстоятельств, а как одну из необходимых форм ее существования, способную ока­зать заметное влияние на общий круговорот материи во Вселенной.