Вселенная и планета ЗемляИтак, следы различных космических воздействий можно обнаружить в любом геофизическом явлении.
Но если космос влияет на такие грандиозные процес­сы, как земной магнетизм, погода и даже горообразова­ние, то этого влияния не может избежать и биосфера, т. е. животный и растительный мир Земли, в том числе и человек.
В начале текущего столетия в небольшом француз­ском курортном городке Ницце произошел любопытный случай. В местной телефонной сети возникли странные перебои, тем более непонятные, что в телефонном хозяй­стве не удавалось обнаружить никаких неисправностей. Но самым удивительным было то, что именно в те же периоды многие больные, отдыхавшие на курорте, жа­ловались на ухудшение своего самочувствия…
Какая связь может существовать между работой те­лефонных аппаратов и состоянием здоровья людей? Ясно, что никакой. Но в то же время вполне возможно, что оба эти явления могут быть следствиями одной и той же причины. Что, если такой причиной служит Солнце?
Основания для подобного предположения имеются, и достаточно убедительные. Влияние солнечной активно­сти на биологические процессы отмечалось многими ис­следователями. В конце прошлого столетия русский уче­ный Н. Шведов обнаружил связь между толщиной го­дичных колец у деревьев и циклами активности нашего дневного светила. Другие ученые установили связь ме­жду солнечной активностью и ростом морских кораллов, размножением рыб и грызунов, набегами саранчи. Ряд явлений подобного же рода был замечен такими выдаю­щимися учеными, как знаменитый полярный исследова­тель Фритьоф Нансен и шведский химик и космогонист Сванте Аррениус.
Наконец, были обнаружены и более странные совпа­дения. Именно в те периоды, когда в природе происхо­дило усиление вулканической деятельности, учащались землетрясения, свирепствовали ураганы и штормы — це­лые континенты охватывали эпидемии чумы, холеры и других страшных болезней. Па эту странную зависи­мость обратили внимание еще наши далекие предки. Они назвали ее «всемирной симпатией».
Да, мы знаем, в природе действительно существует всеобщая взаимосвязь явлений. Но, как и в случае с те­лефонами в Ницце, эта связь не обязательно должна быть прямой. Трудно, в самом деле, найти непосред­ственную зависимость между ураганами и эпидемией чумы. Всемирная симпатия — это общая причина, выз­вавшая разнообразные следствия. И все говорит о том, что эта причина — солнечная активность.
Разумеется, наибольший интерес представляет собой вопрос о влиянии нашего дневного светила на живые ор­ганизмы, на человека. Случаев, подобных тому, какой произошел в Ницце, недостаточно, чтобы сделать обо­снованный научный вывод. Это могут быть простые сов­падения. Нужны были специальные широко поставлен­ные наблюдения и эксперименты.

Влиянии нашего дневного светила на живые организмы, на человека

Такой эксперимент был начат в 1934 г. по инициа­тиве советского ученого проф. А. Л. Чижевского. В тече­ние ряда лет Международный институт по изучению сол­нечных, земных и космических излучений, почетным пред­седателем которого он являлся, рассылал французским госпиталям и больницам специальные извещения о пред­стоящих периодах усиления солнечной активности. В эти периоды врачи должны были с особой тщательностью отмечать различные отклонения в состоянии пациентов, изменения кровяного давления, колебания температуры, появление болей.
Эти сведения пересылались в Институт излучении и сравнивались с астрономическими данными о колеба­ниях солнечной активности.
Результаты наблюдений оказались весьма любопыт­ными. Так, например, было зарегистрировано 40 тысяч острых сердечных приступов. И когда медики вычертили кривую, показывающую, как эти приступы распредели­лись во времени, то оказалось, что она является почти точной копией графика изменений солнечной активности за тот же период, составленного астрономами. Именно в те дин, когда активность дневного светила достигала максимума, число сердечных заболеваний резко воз­растало.
Уже в наше время ленинградский исследователь Б. Рыбкин, проанализировав большой материал, под­твердил, что число заболеваний инфарктом миокарда значительно увеличивается в дни повышенной солнечной активности.
Другая группа врачей установила, что 84% обостре­ний различных хронических заболеваний совпадает с прохождением солнечных пятен через центральную часть диска Солнца.
Наряду с этим проф. Чижевский занялся проверкой возможной связи между колебаниями солнечной актив­ности и эпидемиями чумы. Ему удалось составить хро­нологическую таблицу эпидемий, начиная с 430 года до нашей эры и кончая 1839 годом. Сравнение этой таблицы с графиком солнечной активности полностью подтвер­дило предположение ученого. Вспышки чумы совпада­ют с появлением на Солнце большого количества пятен. Аналогичная зависимость была обнаружена и для других болезней: холеры, гриппа, дифтерии, возвратного тифа и т. д.
Наблюдения, проводившиеся советскими учеными па Дальнем Востоке, показали, что большие вспышки забо­леваний энцефалитом совпали с максимумами солнеч­ной активности 1947 и 1957 гг.
Имеются также данные, свидетельствующие о нали­чии связи между колебаниями солнечной активности и появлениями новых вариантов гриппозного вируса.
Но ведь эпидемические заболевания относятся к чис­лу инфекционных болезней — они возникают в резуль­тате воздействия на организм человека различных ми­кробов и бактерий. Следовательно, солнечная активность должна оказывать какое-то влияние на жизнедеятель­ность микроорганизмов Земли. И действительно, проф. Чи­жевскому удалось обнаружить, что некоторые бактерии чрезвычайно чувствительны к колебаниям солнечной ак­тивности. За несколько дней до появления пятен они резко меняют свой цвет. Дальнейшее изучение связи ме­жду солнечной активностью и микроорганизмами пред­ставляет большой интерес не только для медицины. Ведь бактерии играют огромную роль в кругообороте веще­ства на Земле.
Зависимость между колебаниями солнечной активно­сти и некоторыми биологическими процессами, о кото­рых идет речь, относится к числу так называемых стати­стических зависимостей. Устанавливая несомненную связь между двумя природными процессами, они в то же время ничего не говорят о механизме этой связи. Но, с другой стороны, за каждой статистической закономер­ностью обязательно скрывается вполне реальная цепь причин и следствий. Дальнейшая задача науки состоит в том, чтобы одно за другим обнаруживать звенья этой до поры до времени невидимой цепи.
Какие же звенья таинственной цепи, связывающей солнечную активность и биологические процессы, нам уже известны? В 1941 г. японский ученый Маки 1 оката заметил, что свойства крови человека зависят от сол­нечного облучения. Токата изучал реакцию выпадения белковых хлопьев в сыворотке крови при добавлении определенных реактивов. Оказалось, что ее интенсив­ность зависит от высоты Солнца над горизонтом: она по­степенно нарастает к полудню и снижается к вечеру, причем суточный ход этой реакции не зависит ни от того, где находится человек — на улице или в помещении, ни от состояния погоды. Человек оказался как бы живыми солнечными часами.
В последние годы советскому врачу-гематологу И. Шульцу, работающему в Сочи, впервые удалось уста­новить, что колебания солнечной активности приводят к изменениям состава крови. При возрастающей актив­ности увеличивается число красных кровяных клеток и уменьшается число белых. Влияние солнечной активно­сти на сердечно-сосудистую систему человека начинает учитываться при лечении санаторных больных.
Еще одно важное звено в солнечно-земной связи было открыто итальянским ученым проф. ДжорджоПиккарди. Проф. Пиккарди обратил внимание на одно любопытное обстоятельство, которое до этого почему-то никого не заинтересовало. Ученые-химики не раз сталки­вались с тем, что если один и тот же опыт повторять не­сколько раз, то никогда не удается получать абсолютно одинаковых результатов. Казалось бы, все условия одни и те же: те же реактивы, та же температура, та же по­следовательность действий экспериментатора, а резуль­тат несколько иной. Химики говорили: случайные откло­нения, случай…
По если случай упрямо повторяется из раза в раз — это уже не случайность, а закономерность. У непонят­ных отклонений должна быть какая-то причина. Воз­можно, все дело в том, — предположил Пиккарди, — что различные опыты ставились в разное время. При этом могла изменяться «космическая обстановка» и прежде всего уровень солнечной активности. В таком случае при­ходится лишь сожалеть о том, что бесследно и без вся­кой пользы для науки пропал колоссальный и бесценный материал множества так называемых «неудачных опы­тов». Да и вообще, регистрируя результаты своих экспериментов, ученые-химики в большинстве случаев точ­но не фиксировали, когда именно ставился тот или иной опыт.  А  ведь  разные  годы,   месяцы,  часы  и   даже минуты — это различные физические условия в около­земном космическом пространстве.
Пиккарди решил восполнить этот пробел и просле­дил, как влияют космические явления на химические процессы. Почему именно на химические? Потому что химические реакции чрезвычайно чувствительны к внеш­ним воздействиям. В качестве индикатора итальянский ученый избрал весьма простой «химический тест» — ско­рость протекания реакции выпадения осадка в водном растворе хлористого висмута.
Во время Международного геофизического года в на­блюдения по «программе Пиккарди» включились хи­мики всего мира. Каждый день в одни и те же часы в различных точках земного шара на разных меридианах и параллелях ставился один и гот же опыт и регистрировалась скорость осаждения осадка. Результаты оказались чрезвычайно интересными. В каких бы райо­нах планеты ни производились опыты, они одновремен­но, словно по команде, давали совершенно одинаковые отклонения. Но такая согласованность свидетельствует о том, что изменения в течении контрольной реакции вызывают причины космического, или по меньшей мере планетарного масштаба.
факт тесной взаимо¬связи между процессами, протекающими на поверхно¬сти нашего дневного светила и в человеческом организ¬ме, не вызывает сомнений.Главную из этих причин обнаружить было не так трудно. Кривые на графиках, изображавшие отклонения в ходе контрольной реакции в зависимости от време­ни, представляли собой достаточно точную копию гра­фика изменения солнечной активности за те же перио­ды. По основной вопрос состоит в том, влияет ли солнечная радиация на водные растворы непосредствен­но пли через какие-то промежуточные физические про­цессы?
Можно произвести такой опыт: приготовить одинако­вые растворы хлористого висмута в двух пробирках и проследить за скоростью осаждения. Если оба раствора находятся в одинаковых условиях, то при многократном повторении эксперимента число случаев, когда осадок выпадет в первой пробирке раньше, чем во второй, бу­дет приблизительно равно числу противоположных слу­чаев. Это свидетельствует о случайном характере по­добных отклонений. По если изменить условия экспери­мента и поместить одну из пробирок под металлический колпак, то «равновесие» отклонений окажется нарушенным. В 70% случаев осадок будет выпадать раньше в экранированной пробирке.
Этот результат наводит на мысль о том, что ско­рость выпадения осадка зависит от состояния электро­магнитного поля Земли; ведь металлический экран служит препятствием именно для электромагнитных воз­действий. Подобный вывод хорошо согласуется с суще­ствующей теорией воды, согласно которой молекулы этой жидкости образуют правильную пространственную структуру, похожую на кристаллическую. Но, в отличие от обычных кристаллов, молекулы воды соединены друг с другом эластичными водородными связями, которые могут легко деформироваться: сжиматься или растяги­ваться под воздействием электромагнитных полей. По всей вероятности, именно такие изменения в располо­жении молекул и объясняют отклонения в скорости ре­акции осаждения при колебаниях солнечной активности.
Такая гипотеза тем более правдоподобна, что уси­ление солнечной активности обычно сопровождается всплесками радиоизлучения, в том числе и с длиной волны 3 см, которое хорошо поглощается водой.
Но вода — это основной жизненный растворитель, который принимает самое непосредственное участие во всех биологических процессах. Достаточно сказать, что тело человека па 71% состоит из воды. А так как опы­ты Пиккарди убедительно показали, что солнечная ак­тивность воздействует па состояние водных растворов, то она должна оказывать влияние и на живые организ­мы. С этой точки зрения становится понятной та корре­ляция (т. е. зависимость) биологических и солнечных явлений, о которой шла речь выше.
Однако сам механизм взаимосвязи этих процессов пока еще остается неясным. Между прочим, любопыт­но, что неблагоприятное физиологическое воздействие оказывает не столько высокий, но постоянный уровень солнечной активности, сколько ее резкие увеличения. Это обстоятельство тоже говорит в пользу предположе­ния о биологической роли электромагнитных полей. Дело в том, что, как известно из физики, величина маг­нитного поля, возникающего при колебаниях поля элек­трического, зависит от скорости изменений последнего, и, наоборот, напряженность электрического поля опре­деляется скоростью изменений магнитного поля.
Но, как бы там ни было, сам факт тесной взаимо­связи между процессами, протекающими на поверхно­сти нашего дневного светила и в человеческом организ­ме, не вызывает сомнений. И очень может быть, что еще до того, как все закономерности этой связи будут выяс­нены, в больницах для сердечных больных появятся эк­ранированные палаты, защищающие больных от вред­ных колебаний земного магнитного поля.
Солнце — ближайшая к нам звезда, и поэтому его влияние на водные растворы особенно заметно. Но не исключена возможность, что помимо солнечной актив­ности могут существовать и другие, хотя и более сла­бые, космические влияния. Они, по мнению проф. Пик­карди, могут быть связаны с изменениями положения солнечной системы в Галактике, а также воздействия­ми межзвездных силовых полей. К этому выводу италь­янские ученые пришли после тщательного анализа ре­зультатов многочисленных опытов с водными раство­рами.
Космос окружает нас повсюду, — говорит проф. Пик­карди.— Чтобы оказаться в нем, вовсе не обязательно отправляться в межпланетное путешествие. Даже нет необходимости выходить из собственного дома.
Связь между солнечной деятельностью и земными явлениями бесспорна. Но пока все зависимости типа «Солнце — биосфера» носят статистический характер. Другими словами, зарегистрирован целый ряд совпаде­ний по времени между колебаниями солнечной активно­сти и биологическими явлениями.
Однако выводы о причинных связях, сделанные па статистической основе, могут оказаться и ошибочными. Поэтому первоочередная задача, которая стоит перед учеными, работающими в этой области, состоит в том, чтобы раскрыть конкретный механизм воздействия сол­нечной активности на биосферу.
 

Приглашаем Вас обсудить данную публикацию на нашем форуме о космосе.

Комаров В. Н. «Увлекательная астрономия» 1968 год. «Наука»