Следующим интереснейшим внегалактическим объектом является знаменитая Туманность Андромеды (NGC 224). Она расположена на нашем северном небе, и каждый вводимый в строй большой телескоп направля­ется на эту галактику, чтобы получить новые данные.

Туманность Андромеды — сверхгигантская спираль ти­па Sb со Светимостью, по-видимому, даже несколько большей, чем светимость нашей Галактики. Она повер­нута к нам так, что ее главная плоскость составляет угол в 15° с лучом зрения. Значит, она видна почти с ребра. Но все-таки угол в 15° недостаточно мал для того, чтобы пылевая материя, расположенная у главной плоскости этой галактики, могла проявиться в виде темной полосы. Угловые размеры туманности Андромеды, измеренные Хаблом по фотографии, составили 160′ на 40′, что при рас­стоянии 460 кпс дает линейные размеры 20 на 5кпс. Но нужно сказать, что понятие «размеры галактики» говоря о нашей Галактике, не яв­ляется вполне определенным, поскольку у галактик нет резких границ.

Размеры галактик на фотографиях зависят от светосилу телескопа, от чувствительности пленки, от экспозиции. Поэтому угловые размеры галактик,  нужно считать весьма условными. Зна­чительно дальше, чем на фотографии, прослеживаются границы галактик при применении фотоэлектрического метода, основанного на том, что свет падает на фотоэле­мент и вызывает электрический ток, силу которого можно измерить. Американские астрономы Стеббинс и Уитфорд, применив фотоэлектрический метод, нашли, что границы туманности Андромеды простираются гораздо дальше, чем это следует на основании фотографий, и оценили ее уг­ловые размеры в 450′ на 110′, что соответствует линейным размерам 60 на 15 кпс. Конечно, если бы туманность Андромеды наблюдалась строго с ребра, то второй размер был бы в несколько раз меньше, чем 15 кпс, он опреде­лял бы толщину этой галактики.

Если согласиться с тем, что диаметр туманности Анд­ромеды равен 60 кпс, то окажется, что по размерам она вдвое превосходит нашу Галактику. Но нужно иметь в виду, что возможность прослеживать материю в далеких областях периферии нашей Галактики еще более затруд­нена, чем в других галактиках. Ведь мы находимся вну­три Галактики и не можем наблюдать ее со стороны. Поэтому надо полагать, что размеры туманности Андро­меды, как и ее светимость, лишь немного больше, чем размеры нашей Галактики.

Туманность Андромеды имеет большое яркое ядро, из которого выходят две спиральные ветви. Сильный наклон галактики к лучу зрения несколько скрадывает рисунок ветвей, но все-таки они ясно различимы. На рисунке вид­но, что, выходя со спиральной ветвью из ядра и направ­ляясь по ней к ее концу, нужно совершать поворот по часовой стрелке. Спиральные ветви развиты умеренно тесно прилегают к ядру, медленно отходят от него, что характерно для типа Sb, в то время как у спиралей типа Sс  спиральные ветви быстро удаляются от ядра.

Как и наша Галактика, туманность Андромеды имеет весьма разнообразный звездный состав. В ее спиральных ветвях преобладает звездное население I типа, сконцент­рированы Голубые звезды-гиганты и сверхгиганты. Там же собрано большое число переменных звезд различных типов. Американский астроном Арп в течение 290 ночей за полтора года получил около 1000 фотографий туман­ности Андромеды. Исследование этих снимков позволило ему обнаружить 30 вспышек новых звезд. Тогда можно рассчитать, что за год в туманности Андромеды вспыхи­вает в среднем 26 новых звезд. Это очень важная оценка. Она, по-видимому, вообще характеризует среднее число вспышек новых звезд в галактиках Sb, а возможно, и Sc. И в нашей Галактике должно за год вспыхивать пример­но столько же новых звезд, но большую часть из них наблюдать не удается, так как вспышки происходят близ главной плоскости Галактики, и далекие новые звезды не могут  наблюдаться из-за сильного поглощения света.

Туманность Андромеды находится от нас в 10 раз дальше, чем Магеллановы Облака, поэтому наблюдение рассеянных звездных скоплений в ней уже затруднитель­но. Но шаровые скопления, как более яркие объекты, наблюдаются уверенно. Здесь их обнаружено около 300.

В шаровых скоплениях туманности Андрохмеды, как и в шаровых скоплениях Галактики, должны, по-видимому, находиться короткопериодические цефеиды. Но туман­ность Андромеды далека и светимость короткопериодических цефеид недостаточна для того, чтобы их можно бы­ло наблюдать даже в 6-метровьш телескоп.

Радиоисследования показали, что в туманности Андро­меды имеется, как и ожидалось, межзвездный водород, сконцентрированный сильнее около главной плоскости, но распространенный по всему объему звездной системы. Вся масса водорода оценена в 2,5 • 109 масс Солнца, что должно составить, как ив нашей Галактике, около 2% массы всей звездной системы.

Очень близко к туманности Андромеды расположены две карликовые эллиптические галактики NGC 221 и NGC 205. NGC 221 проек­тируется на видимую границу туманности Андромеды. Эта система имеет слабое видимое сжатие (тип Е2). NGC 205 расположена несколько в стороне. У этой галактики видимое сжатие силь­нее — тип Е5.

Расстояние до всех трех галактик — спиральной NGC 224 (туманность Андромеды) и эллиптиических NGC 205 и NGC 221 практически одинаковы. Поэтому их видимая взаимная тесная близость на небе означает и взаимную тесную близость в пространстве. Это тройная система, тройная галактика.

NGC 224 действительно сверхгигант в срав­нении с расположенными около нее карликовыми эллип­тическими галактиками. Интересен также контраст меж­ду сложной структурной формой спиральной галактики NGC 224 и гладкими бесструктурными NGC 205 и NGC 221.

Масса туманности Андромеды значительно превосхо­дит массу ее эллиптических соседей, поэтому в тройной галактике она должна рассматриваться как центральное тело, a NGC 205 и NGC 221 как спутники. Но, оказывается, еще две эллиптические галактики, входящие в со­став Местной системы галактик, а именно NGC147 и NGC185, также расположены близко к туманности Андромеды и находятся от нас приблизительно на том же расстоянии, что и она. Это также карликовые галактики. Поэтому можно считать, что у туманности Андромеды не два спутника, а четыре. Следовательно, это не тройная, а пятерная система, пятерная галактика.

Пример двух кратных систем — тройной, состоящей из нашей Галактики и Магеллановых Облаков, и пятер­ной — туманности Андромеды с ее четырьмя эллиптиче­скими спутниками, должен убеждать нас в том, что крат­ность — весьма распространенное явление в мире галак­тик. Можно также считать, что сверхгигантские галакти­ки обычно располагает спутниками, что, конечно, неуди­вительно. Огромная масса, большая сила притяжения сверхгигаитских галактик позволяет им удерживать око­ло себя близких соседей.
Приглашаем Вас обсудить данную публикацию на нашем форуме о космосе.