С несколько однообразными эллиптическими галакти­ками контрастируют спиральные галактики, являющиеся, может быть, самыми живописными объектами во Вселен­ной. У эклиптических галактик внешний вид говорит о статичности, стационарности. Спиральные галактики, на­оборот, являют собой пример динамичности формы. Их красивые ветви, выходящие из центрального ядра и как бы теряющие очертания за пределами галактики, ука­зывают на мощное, стремительное движение. Поражает также многообразие форм и рисунков спиральных ветвей. Несмотря на это многообразие, Хаббл уловил возможность разбить спиральные галактики на подклассы. Мерой слу­жит степень развития ветвей и размер ядра галактики. Спиралями, обозначаемыми Sa, он назвал галактики, у которых ветви развиты слабо, в некоторых случаях только намечаются. Ядра у таких галактик всегда боль­шие, обычно составляют около половины наблюдаемого размера самой галактики. Из спиральных галактик Sa наименее выразительны, в них есть черты эллиптических галактик. Примером галактики типа Sa является NGC 3898. Эта галактика расположена в созвез­дии Большой Медведицы. Последнее выражение нужно понимать так, что галактика на видимом небе занимает место в области этого созвездия, но она, конечно, находит­ся далеко за пределами нашей Галактики.

Другой пример — галактика NGC 1302, у которой спи­ральные ветви обозначены совсем слабо, а у NGC 3368 они несколько более развиты.

Как правило, у галактики имеются две спиральные ветви, берущие начало в противоположных точках ядра, развивающиеся сходным, симметричным образом и теря­ющиеся в противоположных областях периферии галак­тики. Однако известны примеры большего, чем двух, чис­ла спиральных ветвей в галактике. В других случаях спирали две, но они неравноправны — одна значительно более развита, чем другая.

Следующий подкласс — Sb. У галактик этого типа спиральные ветви уже заметно развиты, но не имеют бо­гатых разветвлений. Ядра меньше, чем у Sa. Примерами могут служить галактики NGC 488, NGC 3521 и NGC 6384.

Мы их расположили в порядке возрастания (неболь­шого) развития ветвей. Для этих трех галактик харак­терна множественность спиральных ветвей. В отличие от них, у галактики NGC 210 также типа Sb толь­ко две легко выраженные почти не разветвленные спи­ральные ветви.

Галактикой Sb является также известная туманность Андромеды (NGC 224), которую мы подробнее опишем ниже.

Галактики с сильно развитыми, разделяющимися на несколько рукавов ветвями и малым в сравнении с ними ядром относятся к типу Se. Яркими примерами спиралей такого типа являются NGC 628, NGC 1232  и NGC 157.

Спиральные галактики, наблюдаются нами либо в плане, либо в три четверти. Как же выглядят спиральные галактики, если наблюдать их с ребра? Галактика NGC 4594, принадлежащая к типу Sa, менее сильно сжата и имеет большое ядро; NGC 4565 (тип Sb) сжата сильнее и ядро ее меньше, наконец, у типа Sc(NGC 4244) — самое силь­ное сжатие и самое маленькое ядро.

У всех трех описанных галактик и вообще у всех спи­ральных галактик, наблюдаемых с ребра, видна темная полоса, как бы разделяющая галактику на две части (у NGC 4244 она выражена слабо). Эти темные полосы яв­ляются поразительным свидетельством общности наблю­даемых с ребра спиральных галактик и нашей звездной системы. Ведь в нашей Галактике около ее плоскости симметрии сосредоточена темная пылевая материя, поэто­му внегалактический наблюдатель, рассматривая Галакти­ку с ребра, тоже должен видеть темную полосу, как бы разделяющую Галактику на две части. Следовательно, темная полоса, наблюдаемая в других спиральных галак­тиках, показывает, что ив них, как в нашей Галактике, имеется темная пылевая материя, сосредоточенная около плоскости симметрии.

Если вычислить по формуле коэффициент сжатия у наблюдаемых с ребра спиральных галактик, то он всег­да больше семи. Для спиралей Sа получается величина, близкая к 8, для спиралей Sb — от 8,5 до 9, для спиралей Sc — больше 9. В то же время, как отмечалось выше, у эллиптических галактик истинное сжатие никогда не превосходит значения 7.

Это очень важный наблюдательный факт. Он показы­вает, что в слабо сжатых звездных системах спиральная структура почему-то не может появиться. Для ее появ­ления необходимо, чтобы система была сильно сжата, имела коэффициент сжатия 8 или больше.

Это обстоятельство было давно замечено. Шведский астроном Линдблад развил теорию, показывающую, как в сильно сжатой звездной системе вследствие неустойчиво­сти движений звезд может развиться спиральная струк­тура. В этой теории недостаточно учтены астрофизиче­ские стороны вопроса — то, что спиральные ветви состав­лены в основном горячими гигантами, а не всеми звездами, и что в спиральных ветвях сосредоточены основное мас­сы диффузной матерки — межзвездного газа и межзвезд­ной пыли.

Уверенно доказано, что сильно сжатая звездная сис­тема в ходе эволюции не может стать слабо сжатой. Не возможен и противоположный переход. Значит, эллипти­ческие галактики не могут превращаться в спиральные, а спиральные в эллиптические. Эти два типа галактик не представляют собой две различные стадии общего эво­люционного пути, а являются примером разных эволюци­онных путей, вызванных различным сжатием систем. А различное сжатие обусловлено разным количеством вращения систем. Те галактики, которые при формирова­нии получили достаточное количество вращения, приняли сильно сжатую форму, в них развились спиральные ветви. Галактики, материя которых после формирования имела меньшее количество вращения, оказались менее сжатыми и эволюционируют в виде эллиптических галактик.

Если принять эту точку зрения, то нужно еще отве­тить на вопрос, почему в сильно сжатых системах — спи­ральных галактиках — наблюдаются и пылевая, и газовая материи, а в слабо сжатых системах, эллиптических галактиках, диффузной материи обнаружить не удается. Разве наличие пыли и газа может зависеть от сжатия системы?

Ответ возможен такой. Пылинки и частицы газа, двигаясь по некоторым траекториям в звездных си­стемах и встречаясь друг с другом, сталкиваются. Эти столкновения в значительной мере не упруги, вследствие чего после столкновения должна уменьшиться энергия движения частиц. А ре­зультатом   уменьшения энергии движения дол­жно быть оседание ча­стиц в те места систе­мы, где меньше потен­циальная энергия. Точ­но так же, если неупругое столкнутся и потеря­ют скорость два движу­щихся  навстречу друг другу     искусственных спутника Земли, то они упадут на поверхность. Галактика NGC 5866.  Земли, так как чем бли­нке   тело к   поверхно­сти  Земли,  тем  меньше  его  потенциальная  энергия.

В сильно сжатых звездных системах областью низкого значения потенциальной энергии является главная плос­кость системы, сюда и оседает диффузная материя. В дальнейшем в главной плоскости движение газа и пыли происходит по круговым орбитам почти параллельно друг другу, так что столкновения между частицами почти не случаются, а если и случаются, то с ничтожной потерей энергии. Поэтому перемещение частиц в направлении центра системы, где потенциальная энергия еще меньше, практически не происходит.

Иное дело — слабо сжатые системы. В таких системах главная плоскость не является резко выраженной об­ластью низких значений из пыли и газа станет сниматься под действием своего собственного притяжения, станет малым по размерам.

Что будет происходить дальше, определенно сказать нельзя. Возможно, что из масс диффузной материй станут формироваться звезды. Но очевидно уже, что малое по размерам плотное облако в центре звездной системы, во­бравшее в себя весь газ и всю пыль системы, становится незаметным, не обнаруживает себя при наблюдениях.

Можно указать на случай критического для характера оседания пыли и газа сжатия. Сжатие галактики NGC 5866 недостаточно сильно, чтобы пыль и газ собрались вдоль всей главной плоскости, и недостаточно слабо, чтобы они сконцентрировались у самого центра. Наблюдается проме­жуточный случай концентрации диффузной материи око­ло небольшой плоской области, окружающей центр.