В конце 40-х годов американский астроном С. Форбуш обнаружил непонятное явление. Измеряя интенсив­ность космических лучей, Форбуш заметил, что она значительно снижается при возрастании солнечной ак­тивности и совсем резко падает во время магнитных бурь.

Это представлялось довольно странным. Скорее, мож­но было ожидать обратного. Ведь Солнце само является поставщиком космических лучей. Поэтому, казалось бы, чем выше активность нашего дневного светила, тем больше частиц оно должно выбрасывать в окружающее пространство.

Оставалось предположить, что возрастание солнечной активности влияет на земное магнитное поле таким об­разом, что оно начинает отклонять частицы космических лучей — отбрасывать их. Путь к Земле как бы запи­рается.

Объяснение казалось логичным. Но, увы, как выяс­нилось вскоре, оно было явно недостаточным. Подсчеты, проделанные физиками, неопровержимо свидетельство­вали о том, что изменение физических условий только в непосредственной близости от Земли не может вызвать эффекта такого масштаба, какой наблюдается в дей­ствительности. Очевидно, должны существовать и какие-то другие силы, препятствующие проникновению космических лучей в солнечную систему, и притом такие, которые возрастают с увеличением солнечной активности.

Тогда-то и возникло предположение, что виновни­ками загадочного эффекта являются потоки заряженных частиц, вырывающиеся с поверхности Солнца и про­низывающие пространство солнечной системы. Этот свое­образный «солнечный ветер» и очищает межпланетную среду, «выметая» из нее частицы космических лучей.

В пользу подобной гипотезы говорили также явления, наблюдающиеся в кометах. Как известно, кометные хво­сты всегда направлены от Солнца. Вначале это обстоя­тельство связывали со световым давлением солнечных лучей. Однако в середине текущего столетия было уста­новлено, что лишь световое давление не может вызывать всех явлений, происходящих в кометах. Расчеты пока­зали, что для образования и наблюдаемого отклонения кометных хвостов необходимо воздействие не только фотонов, но и частиц вещества. Кстати, такие частицы могли бы возбуждать происходящее в кометных хвостах свечение ионов.

Собственно говоря, о том, что Солнце выбрасывает потоки заряженных частиц — корпускул, было известно и до этого. Однако предполагалось, что такие потоки носят эпизодический характер. Их возникновение астро­номы связывали с появлением вспышек и пятен. Но ко­метные хвосты направлены в противоположную от Солн­ца сторону всегда, а не только в периоды усиления сол­нечной активности. Значит, и корпускулярная радиация, заполняющая пространство солнечной системы, должна существовать постоянно. Она усиливается с возраста­нием солнечной активности, но существует всегда.

Таким образом, околосолнечное пространство непре­рывно обдувается солнечным ветром. Из чего же состоит этот ветер и при каких условиях он возникает?

Познакомимся с самым внешним слоем солнечной ат­мосферы — «короной». Эта часть атмосферы нашего дневного светила необычайно разрежена. Даже в непо­средственной близости от Солнца ее плотность состав­ляет всего около одной стомиллионной доли плотности земной атмосферы. Это значит, что в каждом куби­ческом сантиметре околосолнечного пространства содер­жится всего несколько сотен миллионов частиц короны. Но так называемая «кинетическая температура» короны, определяемая по скорости движения частиц, весьма вели­ка. Она достигает миллиона градусов. Поэтому корональный газ полностью ионизован и представляет собой смесь протонов, ионов различных элементов и свободных элект­ронов.

Недавно появилось сообщение о том, что в составе солнечного ветра обнаружено присутствие ионов гелия. Это обстоятельство проливает спет на тот механизм, с помощью которого происходит выброс  заряженных

частиц с поверхности Солнца. Если бы солнечный ветер состоял только из электронов и протонов, то еще можно было бы предполагать, что он образуется за счет чисто тепловых процессов и представляет собой нечто вроде пара, образующегося над поверхностью кипящей воды. Однако ядра атомов гелия в четыре раза тяжелее про­тонов и поэтому маловероятно, чтобы они могли выбра­сываться вследствие испарения. Скорее всего образова­ние солнечного ветра связано с действием магнитных сил. Улетая от Солнца, облака плазмы как бы уносят с собой и магнитные поля. Именно эти поля и служат тем своеобразным «цементом», который «скрепляет» воедино частицы с различными массами и зарядами.

Наблюдения и вычисления, проведенные астронома­ми, показали, что по мере удаления от Солнца плотность короны постепенно уменьшается. Но, оказывается, в районе орбиты Земли она еще заметно отличается от нуля. В этой области солнечной системы на каждый ку­бический сантиметр пространства приходится от ста до тысячи корональных частиц. Другими словами, наша планета находится внутри солнечной атмосферы и, если хотите, мы вправе называть себя не только жителями Земли, но и жителями атмосферы Солнца.

Если вблизи Солнца корона более или менее ста­бильна, то по мере увеличения расстояния она стре­мится расшириться в пространство. И чем дальше от Солнца, тем выше скорость этого расширения. Согласно расчетам американского астронома Э. Паркера, уже па расстоянии 10 млн. км корональные частицы движутся со скоростями, превосходящими скорость звука. И но мере дальнейшего удаления от Солнца и ослабления силы солнечного притяжения эти скорости возрастают еще в несколько раз.

Таким образом, напрашивается вывод о том, что сол­нечная корона — это и есть солнечный ветер, обдуваю­щий пространство нашей планетной системы.

Эти теоретические выводы были полностью подтвер­ждены измерениями па космических ракетах и искус­ственных спутниках Земли. Оказалось, что солнечный ветер существует всегда и вблизи Земли «дует» со ско­ростью около 400 км\сек. С увеличением солнечной ак­тивности скорость эта возрастает.

Как далеко дует солнечный ветер? Вопрос этот пред­ставляет значительный интерес, однако для получения соответствующих экспериментальных данных необходимо осуществить зондирование космическими аппаратами внешней части солнечной системы. Пока же это не сде­лано, приходится довольствоваться теоретическими сооб­ражениями.

Однако однозначного ответа получить не удается. В зависимости от исходных предпосылок расчеты при­водят к различным результатам. В одном случае получается, что солнечный ветер затихает уже в районе ор­биты Сатурна, в другом, — что он существует еще на очень большом расстоянии за орбитой последней планеты Плутона. Но это лишь теоретически крайние пределы возможного распространения солнечного ветра. Указать точную границу могут лишь наблюдения.

Наиболее достоверными были бы, как мы уже отме­чали, данные космических зондов. Но в принципе воз­можны и некоторые косвенные наблюдения. В частности, было замечено, что после каждого очередного спада сол­нечной активности соответствующее возрастание интен­сивности космических лучей высоких энергий, т. е. лу­чей, приходящих в солнечную систему извне, происходит с запозданием примерно на шесть месяцев. Видимо, это и есть как раз тот срок, который необходим, чтобы оче­редное изменение мощности солнечного ветра дошло до границы его распространения. Так как средняя скорость распространения солнечного ветра составляет около 2,5 астрономической единицы (1 астрономическая еди­ница = 150 млн. км—среднему расстоянию Земли от Солн­ца) в сутки, то это дает расстояние около 40—45 астро­номических единиц. Другими словами, солнечный ветер иссякает где-то в районе орбиты Плутона.