Различные планеты Солнечной системы движутся на разных расстояниях от Солнца и получают неодинаковое количество солнечной энер­гии. В связи с этим, в солнечной системе может быть выделен своеобразный тепловой пояс жизни. В него входят Земля и две соседние с ней планеты — Венера, более близкая к Солнцу, и более далекая от Солнца планета Марс.

Остальные планеты находятся в неблагоприятных тепловых условиях и не приходится ожидать, что на их поверхности могут существовать живые организмы зем­ного типа.

Знакомство с небесными телами, расположенными в поясе жизни солнечной системы, мы начнем с нашей космической соседки, спутника Земли  — Луны.

На первый взгляд физические условия на Луне пол­ностью исключают возможность существования живых организмов. Мы уже говорили о том, что на Луне отсутствует атмосферная оболочка, нет воды. Мало при­годны для жизни на этом небесном теле и температур­ные условия. На Земле атмосфера играет роль гигант­ского воздушного одеяла, предохраняющего земную по­верхность от потери тепла в мировое пространство. На Луне атмосферы нет, и поэтому вполне естественно, что разница между температурами дня и ночи должна быть здесь весьма ощутима. Специальные измерения, прове­денные в последние годы советскими астрономами, по­казали, что в ночное время температура лунной поверх­ности составляет около минус 150 градусов Цельсия. С наступлением же дня он быстро поднимается до 130 градусов выше нуля.

К этому надо еще добавить, что земная атмосфера служит своеобразным экраном, защищающим биосферу нашей планеты от губительного действия первичных кос­мических лучей, а также рентгеновской и ультрафиоле­товой радиации Солнца. Воздушная броня «прикры­вает» нас и от мельчайших метеорных частиц, которые с огромными скоростями носятся в космическом про­странстве и сталкиваются с Землей. Если бы не атмо­сфера, стремительные космические лучи грозили бы в любую секунду пронизать нас насквозь. На Луне же, благодаря отсутствию газовой оболочки, поверхность подвергается постоянной «обработке» метеоритами, ча­стицами, входящими в состав космического излучения и корпускулярных потоков Солнца, а также жесткой электромагнитной радиацией.

Пока можно лишь гадать о том, существуют ли в природе достаточно высокоорганизованные формы жиз­ни, способные развиваться при подобных условиях. Это скорее область фантастики. Если же оставаться на почве реальных фактов, то можно гарантировать, что для по­давляющего большинства известных нам организмов лунные условия абсолютно непригодны.

Исключение могут составлять лишь микробы и бак­терии, которые, как известно, способны приспосабли­ваться к самым, казалось бы, неблагоприятным усло­виям. Не говоря уже о том, что многие микроорганизмы могут в течение длительного времени переносить на­гревание и глубокое охлаждение, некоторые формы бак­терий способны существовать в условиях облучения ультрафиолетовыми и радиоактивными излучениями, губительными для высокоорганизованных существ. Так, известны микроорганизмы, живущие непосредственно па урановых рудниках. Были обнаружены бактерии в тя­желой воде атомных реакторов, в зоне постоянной ин­тенсивной радиации.

Многие микроорганизмы хорошо выдерживают и сильное охлаждение. Они не погибают даже при темпе­ратурах, близких к абсолютному нулю. Более того, ока­залось, что подобную температуру способны переносить не только одноклеточные, но и некоторые высшие растения, например, всем хорошо известная черная смородина.

Столь широкая и быстрая приспособляемость микро­организмов к необычным условиям объясняется тем, что микробы и бактерии необычайно быстро размножаются, давая в короткие промежутки времени большое количе­ство поколений. Чем быстрее происходит смена потомств, тем больше мутаций, тем чаще появляются все­возможные отклонения от нормы. Следовательно, тем больше вероятность возникновения таких форм, кото­рые лучше прежних отвечают изменившимся условиям внешней среды. Естественный отбор и наследственность закрепляют эти качества в последующих поколениях и, в конце концов, приводят к образованию новой формы микроорганизмов, соответствующих данным конкретным условиям.

Во всяком случае, в настоящее время ряд ученых считает, что на Луне имеются органические вещества. Они могли образоваться здесь на заре существования Луны или быть занесенными на ее поверхность метеори­тами. Высказываются даже предположения, что под внешним слоем лунного грунта, на глубине примерно около 10 м расположен целый мощный слой сложных органических соединений.

Правда, на Лупе нет воды, а согласно теории Опа­рина переход от первичных органических веществ к образованию живых организмов происходит именно в вод­ной среде. Однако не исключена возможность, что ко­гда-то Луна обладала атмосферой и жидкой водой. Воз­никшие в те времена живые организмы, разумеется, весьма примитивные, впоследствии могли уйти в глубину лунного грунта, где сравнительно невелики темпе­ратурные колебания и могла в каком-то виде сохра­ниться вода.

Некоторые наблюдатели отмечали изменения цвета отдельных участков лунной поверхности, которые они склонны были связывать даже с какими-то раститель­ными процессами. Так, например, было замечено, что во время полнолуния середина одного из морей, Моря Ясности, приобретает зеленовато-серый оттенок. Прав­да, окраска эта очень слаба и имеет вид легкого дымка.

В другом месте, к северо-западу от кольцеобразных гор Аристарх и Геродот, на много километров тянется холмистая нагорная область. В обычное время она имеет почти такой же цвет, как и остальные части лунной поверхности. Но вблизи полнолуния вся эта область ста­новится желтовато-зеленой. И это уже не легкая цвет­ная дымка, а довольно яркая окраска. Во время первой и последней четверти близ середины лунного диска появ­ляется довольно большое расплывчатое пятно. Оно, по­добно теин, покрывает даже некоторые горные цепи, так что их вершины становятся едва различимыми. Но со­вершенно очевидно, что это не тень. Немного севернее этого пятна расположено другое, также имеющее жел­товато-зеленоватую окраску. Во время полнолуния это пятно становится очень темным, а в центре его появ­ляется круглая светлая поверхность.

Во всех указанных случаях изменения окраски про­исходят в соответствии со сменой лунных фаз, т. е. с из­менением высоты Солнца над лунным горизонтом. Поэтому весьма вероятно, что отмеченные изменения связаны с условиями освещения и обогревания лунной поверхности лучами Солнца. Советский астроном про­фессор Н. П. Барабашов выдвинул предположение, со­гласно которому пятна, появляющиеся па поверхности Лупы, представляют собой нечто вроде легкого инея. Образуясь в течение длинной и холодной лунной ночи, они затем испаряются под лучами Солнца.

При изучении Луны и в особенности других планет солнечной системы с помощью космических аппаратов необходимо иметь в виду, что земные бактерии, занесен­ные на поверхность других космических тел, могут дать потомство, способное существовать в новых условиях. Нетрудно представить себе, что произошло бы, если бы земные микробы и бактерии попали на лунную поверх­ность и начали там размножаться. В короткий срок они заселили бы всю Луну, и тогда в будущем оказалось бы весьма трудным, а может быть, и невозможным, дать ответ на вопрос, существуют ли на Луне собственные формы микроорганизмов или они по неосторожности занесены памп с Земли?

В одном из фантастических произведений Артура Кларка рассказывается о том, как космическая экспеди­ция, высадившаяся на Венере, натолкнулась на мест­ную растительность, совершенно непохожую наземную. Устроив перерыв в своей прогулке по планете, космо­навты раскинули герметическую палатку и принялись завтракать. Закончив трапезу, они сложили остатки пи­щи в специальные мешочки и беспечно оставили их в том месте, где устраивали привал. Но мешочки были закрыты недостаточно плотно, и земные микроорга­низмы нашли дорогу наружу. Венерианская жизнь ока­залась под угрозой уничтожения.

Действительно, при освоении космоса мы не имеем права забывать о том, что земные микробы и бактерии могут оказаться губительными для местных форм жизни. В связи с этим необходима тщательная стерилизация всех земных объектов, направляемых па другие небес­ные тела.

Стерилизация деталей ракеты производится либо пу­тем многодневного нагревания до сравнительно невысо­кой температуры порядка 105° Цельсия, либо путем их облучения ионизирующими излучениями, губительными для микробов. Иногда применяется и так называемая «чистая» сборка. Устройство или прибор собираются из стерильных деталей в специальных стерильных боксах с очищенным от микроорганизмов воздухом. При этом сборщики работают в стерильных скафандрах и герме­тических шлемах.

Правда, по отношению к лунным аппаратам требо­вание стерилизации, к сожалению, выполняется не слиш­ком строго. Например, американские ученые подвергали стерилизации лишь первые аппараты серии «Рейнджер», а затем отказались от этой меры предосторожности, ссылаясь на то, что жизнь на Луне весьма мало­вероятна.

Но когда дойдет очередь до межпланетных полетов человека, то вопрос о стерилизации встанет со всей ост­ротой, особенно стерилизации при возвращении на Землю. Ведь точно так же, как земные микробы опасны для инопланетной жизни, микроорганизмы, занесенные на Землю с других космических миров, представляют со­бой серьезную угрозу для человечества. Поэтому со временем будут, вероятно, разработаны надежные меры обезвреживания космических аппаратов и оборудования после возвращения из полетов на другие небесные тела. Что же касается экипажей космических кораблей, то они будут подвергаться после посадки длительному ка­рантину.

Сейчас трудно сказать, какими именно причинами вызываются изменения цвета тех или иных лунных де­талей. Большинство исследователей все же не склонно связывать эти явления с какими-либо органическими процессами. Но, тем не менее, несмотря на суровые усло­вия Лупы, там, в принципе не исключена возможность существования низших организмов, например, типа зем­ных анаэробных бактерий.

Как мы уже отмечали, есть основания предполагать, что на Луне происходит выделение из грунта углекис­лого газа. Возможно, что этот газ выделяется не только во время вулканических извержений, но и постоянно из трещин на дне некоторых кратеров. В пористом лунном грунте микроорганизмы могут найти и необходимые пи­тательные вещества. Кроме того, углекислый газ, взаи­модействуя с горными породами, может, как говорят хи­мики, восстанавливаться; при этом процессе происходит выделение кислорода. Кроме того, недавние наблюде­ния горьковских радиоастрономов показали, что с уве­личением глубины температура лунного грунта довольно быстро растет. Это, возможно, создает достаточно бла­гоприятные условия для того, чтобы лунные микроорга­низмы могли переживать холодные и длинные ночи.

Если окажется, что на Луне действительно суще­ствуют микроорганизмы, их изучение представит колос­

сальный интерес для науки. Оно поможет нам глубже разобраться в сложных биологических закономерностях жизненных процессов. Дальнейшее исследование Луны с помощью автоматических станций, путь которым про­ложили советские космические аппараты, позволит по­лучить ответ на эти волнующие вопросы.

Вернемся, однако, к планетам теплового пояса жиз­ни. Что касается Венеры, то на вопрос о возможности существования жизни на этой планете ответить весьма затруднительно, так как условия на ее поверхности до сих пор все же остаются для нас в значительной степени загадкой.

Но если температура па поверхности Венеры дей­ствительно высока, то приходится признать, что, не­смотря на наличие атмосферной оболочки, условия на этой планете малопригодны для жизни.

Гораздо перспективнее в этом отношении Марс.

Вот уже на протяжении почти целого столетия крас­новатая планета привлекает к себе самое пристальное внимание ученых, да и не только ученых. Привлекает, главным образом, именно потому, что имеются доста­точно веские основания предполагать возможность су­ществования на этой планете живых организмов.