Наша Галактика и ее ближайшие соседи образуют группу сравнительно тесно примыкающих друг к другу галактик,—Местную систему. За ее пределами простран­ство в среднем менее плотно заполнено галактиками, чем внутри нее, поэтому имеются основания считать, что га­лактики Местной системы связаны как-то и физически, и общностью происхождения. Точное число членов Мест­ной системы неизвестно, не все слабые галактики, входя­щие в ее состав, уже выявлены. В этом убеждают откры­тия последних лет. Приведем список 17 известных, членов Местной системы (таблица).

Галактики Местной системы представляют для нас особый интерес, так как они расположены к нам ближе других галактик и их звездный состав можно исследовать в деталях. Большая удача, что в Местной системе наблю­дается такое разнообразие галактик. Имеются спирали- Sс и SЬ (в том числе сверхгигантские), неправильные галактики типов  І I и I II, карликовые эллиптические галактики. К сожалению, нет спиралей Sа и спиралей с пе­ремычкой. Эллиптические галактики в Местной систе­мне карликовые, нет ни одной гигантской эллиптиче­ской галактики, подобной тем, которые распространены в скоплениях галактик.

Все открытые в последние годы длены Местной систе­мы галактик принадлежат к карликовым галактикам ти­па I II. Обнаруживать их очень трудно ввиду их общей малой светимости и особенно вследствие их низкой по­верхностной яркости. Недавно поступили сведения об открытии еще четырех таких объектов, но мы не вклю­чили их в список ввиду предварительности данных.

По числу содержащихся в них звезд галактики I II сравнимы с наиболее богатыми шаровыми скоплениями, но размеры их намного больше и по сравнению с шаро­выми скоплениями в них очень слаба концентрация звезд к центру. Поэтому поверхностная яркость галактик I II крайне низка не только на периферии, но и в централь­ных областях. Вместе с четырьмя недавно открытыми и еще не включенными в наш список объектами карликовые галактики I II составляют почти половину всех членов Местной системы. А так как имеются основания ожидать открытия новых близких объектов этого типа, особенно на южном небе, которое значительно хуже исследовано, чем северное, то нужно думать, что в Местной системе число галактик I II существенно превышает число галак­тик всех остальных типов. Таким образом, в окрестностях нашей Галактики, по крайней мере в сфере с радиусом 500 кпс, карлики I II являются наиболее распространен­ным типом галактик. Но, может быть, это особенность населения Местной системы галактик? Оказывается, нет.

Американский астроном Ривс обнаружил большое число карликовых галактик в скоплении галактик в Деве. Оцен­ка их числа показывает, что в этом ближайшем к нам большом скоплении их, как и в Местной системе, больше, чем других галактик. В 1956 г. то же было сделано для скопления галактик в Печи. Выяснилось даже, что отно­шение числа карликовых галактик к числу остальных галактик в этом скоплении по крайней мере равно 5. Все это дозволяет считать, что карликовые галактики со­ставляют большинство галактик во Вселенной, подтверж­дая закон, согласно которому в природе малые особи более распространены, чем крупные.

Иным будет, однако, результат, если мы станем оце­нивать вклад различного типа галактик в общую светимость, или в общую массу Местной системы галактик. Нетрудно подсчитать, что светимость каждой из сверхги­гантских галактик, нашей звездной системы или туман­ности Андромеды (NGC 224), значительно больше светимости всех остальных членов Местной системы вместе взятых. Оказывается также, что и масса каждой из сверх-гигантских галактик больше суммарной массы остальных Галактик Местной системы. Следовательно, о Местной системе можно с некоторым основанием сказать, что это — двойная система сверхгигантов, окруженная пят­надцатью спутниками. Основание так говорить было бы полным, если бы была уверенность в устойчивости Мест­ной системы. Такой уверенности нет. Наоборот, Мест­ная система, скорее всего, неустойчива и должна рас­пасться.

В последнем столбце таблицы приведены лучевые скорости некоторых галактик Местной системы. Эти лучевые .скорости непосредственно получаются в результате изме­рения положения линий в спектрах галактик. Они означают скорость по отношению к Солнечной системе, по­скольку из нее производятся наблюдения. Но Солнечная система движется в Галактике, обращаясь вокруг ее цент­ра, со скоростью 220 км/с. Поэтому скорость по отношении к Солнечной системе и скорость по отношению к Центру инерции Галактики — не одно и то же. Именно последнюю нужно было бы знать для изучения движений галактик внутри Местной системы. Необходимый переход к лучевым скоростям по отношению к центру .Галактики совершить нетрудно, поскольку скорость Солнца в Га­лактике известна. Тогда, например, получится, что Боль­шое Магелланово Облако имеет скорость +82 км/с, а Ма­лое +15 км/с Часть галактик Местной системы удаляется от нашей Галактики, другие, в том числе NGC 224, IС 1613, приближаются, имеют отрицательную лучевую скорость.

Но полной картины движений галактик в Местной системе получить нельзя потому, что нам остается неиз­вестной скорость галактик поперек луча зрения. Соб­ственные движения невозможно измерить ввиду их ис­ключительной малости. А малость их вызвана очень большими расстояниями до галактик. Можно, например, подсчитать, что если у самой близкой галактики, Боль­шого Магелланова Облака, скорость поперек луча зрения была бы равна 100 км/с, то на расстоянии 46 кпс она должна была бы вызвать собственное движение всего только в 0»,0005 в год. Эта величина совершенно неуло­вима для современных методов измерения собственных движений. А все остальные галактики расположены еще дальше, или намного дальше, поэтому их собственные движения должны составлять стотысячные, миллионные или еще меньшие доли секунды. Не боясь прослыть пес­симистами, можно утверждать, что еще нескоро появятся хотя бы какие-нибудь наблюдательные данные о скоро­стях галактик поперек луча зрения.

Это существеннейшая черта внегалактической астро­номии — полное неведение, абсолютная слепота в отно­шении движений галактик или движения материи внутри галактик в направлении, перпендикулярном к лучу зре­ния. Во всем необозримом внегалактическом мире удает­ся определять, и это делается с высокой степенью точ­ности, только ту часть движения, которая направлена к нам или от нас. Движение поперек луча зрения остается скрытым, никакие ухищрения, никакие усовершенствова­ния методов наблюдений не позволяют надеяться их обнаружить. В трехмерном движении галактик нам доступ­на только одна компонента — лучевая.

В следующих публикациях мы перейдем к описанию главных членов Местной систе­мы, а также некоторых интересных галактик, лежащих за ее пределами. Следите за обновлением.

Приглашаем Вас обсудить данную публикацию на нашем форуме о космосе.