Что же могут представлять собой квазары и какова физическая природа активности галактических ядер?

В современной астрономии имеются некоторые дан­ные, позволяющие подойти к объяснению этих явлений. Мы уже знакомились с представлениями об особом со­стоянии вещества — дозвездной материи, развиваемыми академиком В. Л. Амбарцумяном. Амбарцумян впервые выдвинул и обосновал предположение о возможности образования космических тел не путем сгущения (или не только путем сгущения) разреженной среды, а пу­тем распада первичных сверхтвердых тел. Как мы уже видели, эти дозвездные, или, лучше сказать, незвездные (ведь звезды могут из них и не образоваться) тела яв­ляются могучими аккумуляторами энергии. Поэтому вполне можно предположить, что квазары представляют собой не что иное, как одну из форм проявления не­звездной материи, хотя справедливость требует отме­тить, что и подобная точка зрения сталкивается с целым рядом трудностей.

В 1963 г. американский астрофизик А. Сандейдж за­вершил работу по изучению движения газа в сравни­тельно близкой к нам галактике М 82. Сандейдж при­шел к выводу, что характер этого движения указывает па то, что приблизительно 1,5 млрд. лет назад из ядра М 82 произошел выброс газовых масс, более чем в миллион раз превосходящих массу Солнца. Эти и другие подобные им факты и привели академика Амбарцумяпа к мысли, что в состав галактических ядер входят сверхплотные тела из незвездной материи.

До последнего времени о наличии в природе подоб­ных материальных образований можно было судить только чисто теоретически, поскольку в устойчивом со­стоянии незвездная материя практически не излучает и, следовательно, не может быть обнаружена при обыч­ных наблюдениях. По вполне вероятно, что с открытием сверхзвезд мы впервые получили возможность наблю­дать незвездную материю в таком состоянии, когда она бурно излучает (т. е. в момент взрыва). Подобное пред­положение подтверждается еще и тем обстоятельством, что обнаружены галактические ядра, которые находят­ся в «промежуточном» состоянии — «возбужденные» ядра. Светимость их выше, чем у спокойных ядер, но значительно ниже, чем у сверхзвезд. Спектральные на­блюдения показали, что возбужденные ядра выбрасыва­ют потоки газового вещества со скоростями, достигаю­щими десяти тысяч километров в секунду. Можно пред­полагать, что активность галактических ядер, а также мощные взрывы — все это проявления находящихся в них незвездных тел. Что касается направления эволю­ции ядер, то окончательный ответ па этот вопрос могут дать лишь дальнейшие исследования. По, согласно пред­положениям академика Амбарцумяпа, не исключена возможность, что исходным пунктом развития являются изо­лированные незвездные тела, которые переходят в актив­ное состояние, испускают огромное количество энергии и, в конце  концов переходят в спокойное состояние.

Были сделаны попытки связать эту точку зрения с гипотезой «расширяющейся Вселенной». Не являются ли незвездные тела сгустками первоначального сверхпланетного вещества, которые по тем или иным причи­нам отстали от общего процесса эволюции и в течение некоторого времени находились в устойчивом состоя­нии? Подобное предположение вполне допустимо, хотя в то же время вряд ли возможно уложить все многооб­разие явлений, происходящих в мире галактик, в упро­щенную схему расширяющейся Вселенной. В частности, не исключена возможность, что незвездная материя об­разуется в наше время из каких-то других ее форм. Интересно упомянуть   и   о   соображениях   советского ученого В. Л. Гинзбурга, который считает, что важную роль в выделении мощной энергии квазаров могут иг­рать сверхплотные магнитные поля. Подсчеты показы­вают, что при определенных условиях энергия таких по­лей может превосходить ядерную энергию.

Высказывается также предположение, что в кваза­рах происходит аннигиляция вещества и антивещества.

Имеются интересные предположения также и отно­сительно механизма радиоизлучения квазаров, основан­ные па результатах радиоастрономических наблюдений. Некоторые ученые считают, что в центральной части квазара располагается сравнительно небольшой источ­ник излучения, обладающий сильным магнитным полем, в котором движутся электроны высоких энергий. Этот источник даст уже знакомое нам синхротронное излуче­ние. Отмеченные наблюдателями колебания яркости центральной области квазаров, возможно, объясняются пульсациями и образованием ударных волн.

Во всех направлениях от центрального источника разлетается газовая оболочка, состоящая из сравни­тельно плотных волокон. На еще больших расстояниях от центра движутся релятивистские электроны, т. е. эле­ктроны, обладающие скоростями, близкими к скорости света. Они тоже дают синхротронное излучение, но уже в слабых полях. Многие астрономы в настоящее время придерживаются мнения, что квазар — это газовая мас­са, внутри которой происходят крупномасштабные дви­жения вещества со скоростями, достигающими одной десятой скорости света. Как показывают расчеты, такие движения должны повышать устойчивость. По той же причине должно происходить и общее вращение квазара, причем внутренние слои должны вращаться быстрее, а внешние медленнее. Только при таком условии не будет происходить центробежное сбрасывание вещества.

Видимо, современная астрономия стоит на пороге открытий! величайшей важности, открытий, которые явят­ся дальнейшим и притом весьма существенным шагом на пути познания Вселенной в целом.

В одном из своих выступлений президент Академии наук СССР академик М. В. Келдыш особо подчеркнул, что наблюдая физические явления, которые происходят в необъятной Вселенной, мы можем многому научиться и для реализации новых процессов на Земле.