Наши первые ракеты и спутники были автоматами. Они совершали свои полеты без человека, в соответствии с заданной программой. Их бортовая аппаратура производила всевозможные наблюдения и измерения. Выполнение программы этих измерений обеспечивала специальная электронная автоматическая аппаратура.

Современная космическая автоматика достигла еще более замечательных успехов. Достаточно вспомнить наши станции «Луна 9» и «Луна 13», совершившие мягкую посадку на лунную поверхность, автоматические станции «Электрон», проводившие разведку радиационных зон нашей планеты, тяжелые спутники «Протон», космические лаборатории, предназначенные для изучения космических лучей, ретрансляторы «Молния 1», а также высшее достижение современной космической техники— автоматическую стыковку и расстыковку советских спутников серии «Космос».

И все же успешно осваивать космос, добывать у него самые сокровенные тайны, познавать новые явления и законы природы невозможно без непосредственного участия человека, без полетов космонавтов в космических кораблях.

Невольно вспоминается научно-фантастический рассказ 3. Юрьева «Башня мозга». Звездолет с людьми оказался на неизвестной планете. Его перехватили и принудили совершить посадку с помощью гравитационного прожектора. На этой планете обитает машинная ци­вилизация, постепенно сменившая своих творцов — разумные существа биологического типа Население планеты составляют высокосовершеппые металлические роботы, управляемые единым нейтральным мозгом. Они способны мгновенно производить сложнейшие вычисления и решать самые трудные задачи, но у них нет пи целей, пи стремлений, все происходящее вокруг им совершенно безразлично. Они пленили людей, чтобы познакомиться г представителями инопланетной цивилизации. Й хотя люди физически слабее, хотя они уязвимее «железных» роботов, хотя они не могут решать в уме столь сложные математические задачи — все же возможности их разума несравненно выше. И они выходят победителями…

Действительно, как бы велики пи были возможности современных автоматических и кибернетических устройств, им еще очень далеко до разнообразных и прежде всего творческих способностей человека. Даже самые «умные» современные автоматические устройства могут действовать либо в соответствии с заданной программой, либо, в лучшем случае, в процессе работы совершенствовать эту программу. Но при составлении программы для кибернетических машин, в том числе и самообучающихся, необходимо располагать определенными исходными данными об изучаемом явлении.

Между тем по мере проникновения в космос мы все чаще и чаще будем встречаться с такими явления­ми, о которых до этого нам вообще ничего не было известно.

По мере дальнейшего проникновения в космос это неизвестное будет становиться все более непривычным, не сводимым к уже достигнутому знанию, требующим всякий раз принципиально нового, оригинального подхода. Сплошь и рядом будут возникать проблемы, которые не представляется возможным сформулировать заранее даже в приблизительной форме. А ведь именно это и является едва ли не самым важным в изучении космоса. Рождение принципиально новых, непредсказуемых проблем в конечном итоге и обеспечивает осуществление тех качественных скачков, которые существенно расширяют паши знания законов природы.

Но автомат не может исследовать то, что принципиально неизвестно. Он способен изучать лишь такие процессы и явления, которые в основных чертах уже знакомы человеку.

Правда, в последнее время ведется большая работа в области создания так называемых эвристических программ для электронно-вычислительных машин. Подобные программы разрабатываются на основе

обобщения исследовательской деятельности людей. В идеале машина, вооруженная эвристической программой, должна самостоятельно осуществлять процесс научного исследования в той или иной области. Однако реальные возможности таких программ пока еще сравнительно невелики.

Не следует также забывать о подсознательной деятельности человеческого мозга, об интуиции, которые пока еще лежат за пределами возможностей кибернетических машин. А ведь интуиция играет чрезвычайно важную роль в процессе научного исследования природы.

Только человек может эффективно исследовать неизвестное, принимать правильные решения в непредвиденных обстоятельствах, в полной мере использовать открывающиеся возможности изучения окружающего нас мира. А так как на данном этапе освоения космоса одна из главнейших задач состоит во все более глубоком познании природы, то непосредственное участие человека в космических полетах является совершенно необходимым.

Вот почему первый рейс советского космонавта Юрия Гагарина был не просто очередным шагом в космос — это было начало нового этапа освоения космического пространства, а вместе с тем и начало новой эпохи в исследовании Вселенной.

Хотя человечество непрерывно развивается, овладевая все новыми и новыми рубежами, многое в его истории повторяется, разумеется, каждый раз в новой форме и в иных масштабах.

Обычно выдающиеся достижения науки и техники па первых порах воспринимаются подавляющим большинством людей как нечто неожиданное, сенсационное, из ряда вон выходящее.

Но постепенно, пропорционально тому, как растет число практических приложений данного открытия, оно становится привычным, входит не только в технику, но и в быт люден, а еще через некоторое время становится неотъемлемой стороной жизни человечества. Даже специальные термины, которые на первых порах являются достоянием лишь узкого круга специалистов, проникают в разговорный язык и становятся всеобщим достоянием. Так уже было с паровыми машинами, электричеством, радио и телевидением, атомной энергией. Так происходит сейчас и с освоением космоса.

Поскольку проникновение человека в космическое пространство — это не просто очередной рядовой шаг в развитии науки, а событие, имеющее эпохальное значение, оно не может не оказывать (и уже оказывает) существенного влияния на самые различные стороны жизни человечества.

Интересно отметить и еще одно обстоятельство. До сих пор все достижения науки и техники изменяли главным образом окружающую человека обстановку, не затрагивая, по существу, физических условий, в которых ему приходится жить. С каждым годом люди получали возможность пользоваться все новыми приспособлениями и техническими устройствами, но они продолжали обитать в том же самом, привычном для себя земном мире. И только космические полеты, и в особенности успешный выход советского космонавта Алексея Леонова в открытый космос, впервые изменили саму среду, в которой должен работать, жить и передвигаться человек.

У знакомого нам американского писателя-фантаста Айзека Азимова есть рассказ «Поющий колокольчик».

Герой этого рассказа Луис Пейтон тайком отправляется па .Луну па антигравитационном корабле, чтобы попытаться отыскать тайник с поющими колокольчиками, которые украдкой собрал один лунный старатель. Поющие колокольчики — затвердевшие под большим давлением кусочки пемзы, которые будто бы находят на Луне. При ударе они издают ни с чем не сравнимые музыкальные звуки. На Земле эти уникальные произведения природы составляют огромную ценность.

После двухнедельного пребывания на Луне Пейтон находит желанный клад, убивает своего спутника, чтобы избавиться от него, и возвращается на Землю.

Убийство обнаруживают. Подозрения полиции падают на Пейтона. Но он умело запутал следы и к тому же подготовил себе алиби. В его распоряжении убедительные доказательства того, что за последнее время он не покидал Землю.

По просьбе полиции за дело берется доктор Эрт. Подозреваемого Луиса Пейтона доставляют к нему.

Однако на вопрос доктора — был ли он на Луне, Пейтон вновь отвечает отрицательно.

И тогда доктор Эрт достает из своей коллекции единственный поющий колокольчик и неожиданно бросает его сидящему в двух метрах Пейтону. Пейтон успевает поймать волшебную вещицу.

Привычным движением проведя ногтем большого пальца по выпуклой поверхности, он заставляет колокольчик запеть. Нежный звук, напоминающий флейту, задрожав, медленно замирает, вызвав в памяти картину летних сумерек.

И вдруг доктор Эрт приказывает:

— Бросьте его мне, мистер Пейтон. Скорее!

Машинально Луис Пейтон бросает колокольчик. Но бесценный кусочек пемзы, не долетев до протянутой руки доктора Эрта, с горестным звенящим стоном вдребезги разбивается об пол…..

Эксперимент решает судьбу Пейтона. За две недели пребывания на Луне его мышцы привыкли к ослабленной силе тяжести и еще не успели вновь приспособиться к земному притяжению. Это неопровержимо свидетельствовало о том, что Пейтон покидал Землю и некоторое время находился либо в космическом пространстве, либо па каком-то небесном теле, значительно уступающем по размерам Земле. Преступление было доказано…

Действительно, выходя в космос, люди вступают в особый мир, где все непохоже на земное, где окружающая обстановка, физические условия и даже характер движений всех предметов и самого человека иные, чем па Земле.

Было бы неправильно думать, что в открытом космосе действуют какие-то особые законы движения, отличные от тех, с которыми мы встречаемся на Земле. Просто, действуя в иных условиях, они по-иному проявляются. В чем же состоит это отличие?

Одним из основных законов движения является, как известно, закон инерции. Согласно этому закону любое движущееся тело, иа которое не действуют силы, т. е. тело, не взаимодействующее с другими телами, должно двигаться равномерно и прямолинейно. Однако в земных условиях закон инерции, строго говоря, никогда не выполняется. На Земле любое движущееся тело всегда взаимодействует с какими-либо другими телами: оно испытывает сопротивление воздуха или воды, трение, притяжение Земли.

Иное дело в «свободном» космосе. Конечно, и здесь движение по инерции полностью никогда не осуществляется, так как в любой точке космоса всегда действует притяжение тех или иных небесных тел. Но поскольку силы тяготения быстро ослабевают с расстоянием, то уже при сравнительно небольшом удалении от небесного тела величина создаваемого этими силами ускорения становится незначительной. Следует также учитывать, что в космосе практически отсутствует сопротив­ляющаяся среда, а перемещающееся тело не испытывает трепня с другими телами. Поэтому свободное движение тел в космическом пространстве можно считать близким к движению по инерции. Практически это означает, что любое тело, получив в результате действия какой-либо силы некоторую дополнительную скорость, будет сохранять эту скорость достаточно долгое время.

В космосе человек, получив некоторое ускорение, например, оттолкнувшись от космического корабля, продолжал бы двигаться в этом направлении до тех пор, пока на него не подействовала бы какая-либо другая сила.

С одной стороны, это обстоятельство упрощает передвижение в космосе, с другой — усложняет, так как при всяком неосторожном движении возникает опасность значительного удаления от корабля или от заданного направления. Кроме того, следует учитывать, что космонавт, находящийся в открытом космосе, совершает сложное движение: движение относительно корабля и вместе с кораблем вокруг Земли. А это круговое движение вызывает дополнительные, так называемые кориолисовы ускорения, которые практически космонавту очень сложно учитывать. Вот почему в первом эксперименте Алек­сей Леонов был соединен с кораблем так называемым фалом, т. е. гибким страховочным тросом, который в любом случае обеспечивал возвращение космонавта к кораблю.

Из физики известно: чем выше скорость истечения газов из двигателя ракеты, тем быстрее она движется. Точно так же, чем резче движения человека в свободном космосе, приводящие к изменению положения его

центра массы, тем большие ускорения он получает. А это значит, что все движения космонавта должны быть необычайно плавными. Только при соблюдении этого условия космонавт сможет осуществлять в космосе активные операции, например, монтажные работы.

Человечество уверенно идет по пути космических свершений. Каждый новый успешный шаг в космос люди воспринимают как великую победу, как выдающееся историческое событие в истории земной цивилизации. И это закономерно. Благодаря замечательным космическим успехам человек стал полнее ощущать свое могущество, свою власть над природой, свои поистине неограниченные возможности.